четверг, 14 июля 2011 г.

Покушение на миражи

СКАЗАНИЕ ПЕРВОЕ. О несвоевременно погибшем Христе
      В синагоге он был хозяином, даже хазан, престарелый Манасий, сильно робел перед ним. Кроме того, Бен-Рувиму донесли: утром пришелец, называющие себя Сыном Человеческим, ходи с учениками по полям, и заметили -- кой-кто из них походя срывал колоски. Да, да, в день субботний!
      Для сынов Израилевых нет более святой, более вечной заповеди, чем четвертая заповедь из тех, что переданы Моисею Иеговой: "А день седьмый -- суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих". Антиох Епифан -- да будет проклято имя его! -- запрети евреям праздновать субботу, грози лютыми казнями. И евреи уходили в пещеры, там праздновали. Однажды отряд, высланный Епифаном, наткнулся в пустыне на идущих отметить день покоя. Многие из евреев были вооружены, но ни один даже не коснулся меча -- подставляли головы и умирали, лишь бы не осквернить субботу. Меч, поднятый в защиту -- тоже работа, а потому все до единого полегли, остались верны Закону.
* * *
     -- Посему Сын Человеческий есть господин субботы! -- возвестил гость и двинулся вслед за Маноем.
     Капернаум славил пророка, а Бен-Рувим был посрамлен. Симон гордился, что назаретянин становился в его доме. Женщины сходились к источнику с кувшинами и толковали о том, что Сын Человеческий -- тот самый, кого выжидали евреи многие века. Он послан Иеговой вернуть величие дому Давидову...
      И все знали -- пророк двинется дальше, сначала в соседнюю Вифсаиду – с закатом солнца, подгадывая к вечеру, чтоб под новым кровом собрать новых слушателей.
      Но еще днем Бен-Рувим послал в Вифсаиду своего человека к знакомому фарисею Садоку...

СКАЗАНИЕ ТРЕТЬЕ. О Павле, не ведающем Христа
     -- Смерть! Смерть отступнику!
Наверняка тут были сторонники Стефана -- как не быть! -- но затаились, ибо гнев толпы, защищающей веру, страшен.
      Через весь город вели Стефана, кликушествуя, извергая проклятия, славя всемилостивейшего Иегову. Медники откладывали и сторону свои молотки, плотники и гончары снимали свои фартуки, торговцы сворачивали свой товар -- присоединялись к толпе, заражались ее ненавистью, даже не успев узнать, в чём же провинился осужденный. Толпа росла и жаждала стать палачом.
"Новый Мир", Роман №№ 4-5, 1987